Фестиваль «Гаврош»: музыка нас связала

Вот и отгремел очередной, уже тринадцатый фестиваль «Гаврош» — шумный, непоседливый и иногда ершистый, как все тинейджеры. В этом году он был посвящен детскому театру Нидерландов, который оказался очень разнообразным, непривычным, иногда обворожительным, а иногда – отталкивающим. Вместе с театральным критиком Анастасией Арефьевой делимся с вами своими впечатлениями.

Первое удивление от программы – здесь нет ни одной «Дюймовочки», «Золушки», ни одной захудалой «Красной шапочки», наконец. Такое впечатление, что эти голландцы книжек вообще не читают. А может быть, просто хотят не иллюстрировать всем известные сказки, а рассказывать детям новые истории, говорить с ними на одном языке? Но тут и спектаклей по современным произведениям почти нет, раз два и обчелся. Уж не считают ли они театр самостоятельным жанром искусства, не зависимым от литературы? Какой кошмар, да они карбонарии, не хотят нести детям разумное, доброе, вечное…

Это мы, конечно, шутим. Хотят и несут. Но делают это по-своему, на своем языке. Не в том смысле, что на голландском. В большинстве случаев они не только придумывают сценарии к спектаклям самостоятельно, но и обходятся вообще без текстов. Играют не слова, но тему.

Например, в «Ночном стороже» с участием очень симпатичного и харизматичного актера Ноеля ван Сантена скучная и размеренная жизнь охранника вдруг нарушается вторжением невероятных сказочных существ. И вот уже на отполированном столе вырастает целый лес из ершиков для посуды, бушует полиэтиленовой море, а главный герой превращается в спасателя осьминогов. Фантазия становится тем спасительным миром, где маленький одинокий человек может найти себе приют.

В прекрасном спектакле «Музыка из-под лестницы» тоже идет речь об одиночестве в большом городе. Здесь бок о бок живут люди, животные и странные сюрреалистические создания вроде огромного глаза, как в современной мультинациональной Европе. Конечно, поначалу они не понимают и побаиваются друг друга, но найти общий язык им помогает музыка.

Поиски общего языка – вообще одна из сквозных тем фестиваля. Вот в спектакле «Робот XS» астронавт знакомится с инопланетным роботом. Им оказывается стройная и высокая девушка, с которой очень сложно общаться, так как ни один из земных языков она не понимает. И вот медленно-медленно контакт обретается. Герои облачаются в самые невероятные костюмы, трогают друг друга, пробуют обняться, а в финале даже улетают вместе на летающей тарелке изучать просторы вселенной.

В спектакле «Диззи Джаз», напротив, все болтают на одном языке, но совершенно не понимают друг друга: ссорятся, обманывают, насмехаются. Семилетний Диззи впервые идет в школу. Но в ней не до учебы — один сплошной буллинг. Лишь живой джаз, то и дело врывающийся в диалоги героев, дарит им внутреннюю свободу и легкость бытия.

Еще один важный нюанс голландского театра в том, что он предназначен для всей семьи, что дети и взрослые могут считывать в спектаклях разные слои. Например, для нас «Робот XS» это спектакль о поиске взаимопонимания между мужчиной и женщиной. А в «Диззи Джаз» поведение первоклашек оказывается маленькой копией взрослого мира, а школа – моделью общества.

Театр – тоже своего рода ролевая модель. Поэтому голландцы не устают говорить с детьми о толерантности, столь важной в сегодняшнем мире. В спектакле «Мартин Лютер Кинг» они рассказывают о детстве известного борца за права чернокожих и призывают выйти на сцену тех, кто готов встать под знамена юного Мартина Лютера. На сцену поднимаются почти все. И пусть для многих это действие не совсем осознанное, и вряд ли маленькие зрители способны соотнести проблемы афроамериканцев на жизнь московских мигрантов из стран бывшего Союза, но будем надеяться, этот момент они запомнят на эмоциональном уровне, а осознают когда-нибудь потом. Голландский театр оставляет им эту возможность на вырост.