Магия и никакого мошенничества

У нас с друзьями есть традиция: каждый Новый год мы ходим на выступления Антикварного цирка. Это лучшая альтернатива попсовым елкам, которую можно найти для подростков старше 10 лет, выросших из сказок про зайчиков. На этот раз мы попали на премьеру нового шоу «История года» в Центре Мейерхольда.

Компания Елены Польди работает в жанре нового цирка, появившегося во Франции в середине XX века. Этот цирк ушел от традиционной арены и номерной структуры к театральной сцене и сквозному действию. Отказался от животных, а жонглеров и акробатов превратил в универсальных артистов, способных не только показывать трюки, но и рассказывать истории. Кстати, основоположниками нового цирка считают Викторию Чаплин, дочь знаменитого Чарли, и её мужа Жан-Батиста Тьере, приезжавших как-то к нам на Чеховский фестиваль. Теперь этот жанр по своему разрабатывает их сын Джеймс Тьере, которого тоже очень любит московская публика.

Антикварный цирк — одна из немногих отечественных компаний, которые делают нечто подобное. Их постановки — это атмосферные, лирические зарисовки, где цирковые номера органично вплетены в ткань действия. Например, задумчивые сказки Сергея Козлова про Ежика и Медвежонка они поставили в Филармонии под музыку большого симфонического оркестра.

В качестве литературного источника «Истории года» указана малоизвестная сказка Андерсена — и в спектакле даже есть бюст писателя, прорастающий вдруг зелеными волосами, но это не так уж важно. Все равно слов тут нет. Основной сюжет, как нетрудно догадаться, это смена времен года. А главные герои — природные стихии, которые неожиданно вырываются из шкафа. Зрелище настраивает на медитативный, созерцательный лад. Чередование юной весны, томного жаркого лета, изящной парижской осени и суровой, но загадочной восточной зимы показано с помощью цирковой магии, трюков и световых эффектов. Здесь нет роскошных декораций и костюмов, как в Цирке дю Солей, все довольно просто — вот белая ткань, канаты, сетка, велосипед. Но все вместе это складывается в завораживающие картины (отличная работа художника Елизаветы Дзуцевой).

При этом спектакль остается честным цирковым зрелищем с трюками без страховки. И зал каждый раз ахает, когда артисты — а среди них есть совсем юные — останавливают свое эффектное падение в полуметре от земли. Тут есть воздушные гимнасты, эквилибристы, жонглеры, акробаты, а роль коверных исполняют два эксцентричных хипстера в кедах, похожие на ссорящихся супругов. Так что взрослые здесь веселятся не меньше детей.

Пусть акробатические номера в этом шоу уступают по сложности тем, что показывают в больших цирках — у Никулина или на Вернадского, но я ни за что не променяла бы волшебную атмосферу Антикварного цирка на парад-алле номеров, а Вивальди в исполнении живого струнного квартета на бравурные марши и литавры. Кстати, помимо классических музыкантов в спектакле принимает участие загадочный персонаж, названный Шаманом: он играет на всевозможных этнических инструментах — бубне, варгане, домбре и так далее, исполняет горловое пение и будто заклинает, заговаривает стихии и времена года, направляя их правильный ход. И в этом слышатся отголоски древней, ритуальной магии.

Спектакль не имеет четкого возрастного ограничения, но я бы не рекомендовала его для зрителей младше 8 лет. Ну право же, для них есть много  других прекрасных детских спектаклей… А это история для взрослых детей, способных разгадать спрятанные метафоры и оценить красоту неотвратимой смены сезонов, где суровая зима таит в своем сердце грядущую весну.