Красноярская «Алиsа» на «Золотой Маске»

Про детские спектакли часто говорят, что там, мол, вы попадете в сказку. Обычно это всего лишь фигура речи, но в спектакле красноярского ТЮЗа, показанного в конкурсной программе фестиваля «Золотая маска», зрители стали свидетелями настоящего театрального чуда. Будто вместе с героиней Кэрролла мы провалились в кроличью нору и попали в мир, где нет гравитации, где не действуют привычные нормы и правила, и сказка надвигается во всей своей прекрасной неотвратимости.

Алиса

Важно сказать, что «Алиsа» поставлена не режиссером (худрук театра Роман Феодори числится лишь руководителем постановки), а молодым художником Даниилом Ахмедовым. Слов тут нет совсем, да и драматургии в привычном ее понимании тоже. Это в чистом виде визуальный театр в духе Филиппа Жанти с приветами полунинской клоунаде и Цирку дю Солей с его невероятными костюмами и трюками, создающими иллюзию волшебства.

alisa3

Когда Алиса вдруг взлетает над первыми рядами, зрители дружно ахают. Вроде бы  все понимают, что за ее спиной — механический кран, но это не отменяет забытого ощущения восторга из детских снов, когда легко отталкиваешься от земли и взмываешь в воздух. После этой сцены все взрослые, кажется, превратились в детей: смеялись над проделками и гэгами двух клоунов-коверных и со счастливой неловкостью (ну что мы, как маленькие, честное слово) ловили огромные шары, летевшие в зал. Дети тоже радовались от души, но все же главный месседж спектакля был направлен их родителям.

Алиса3

Сквозной сюжет этой истории, который идет «тоненьким пунктиром» сквозь череду номеров и аттракционов, — это встреча (и невстреча) Алисы с собственным детством. В самой первой сцене Алиса взрослая встречает девочку-двойника и отправляется вместе с ней в Wonderland Льюиса Кэрролла через портал огромной книги. Но там, где маленькая Алиса чувствует себя, как дома, у большой то и дело случаются неприятности.  Алисе-девочке послушно садятся на руки и танцуют вокруг большие ажурные снежинки, Алису взрослую просто засыпает колючим снегом. Алиса маленькая легко находит общий язык с жителями страны чудес, а большая то и дело идет на конфликт, ссорится со Шляпником и чуть не погибает от рук Красной Королевы. Она упрямо стучится в стену, которой нет, и что называется, ломится в открытые двери. Очень узнаваемая тактика взрослых, не правда ли — поставить себе цель и стремиться к ней, не видя ничего вокруг?

Алиса5

Сцена с чередой дверей, хоть и выглядит немного затянутой, самая кэрролловская по своему духу. Алиса тут не просто оказывается в искривленном пространстве, где, пройдя через дверь, оказываешься снова на том же месте, но двоится и троится в этих лабиринтах, постепенно теряя идентичность. «Интересно, это я или уже не я?» — помнится, спрашивала героиня в книге. Выясняется, что сказки не столь безобидны, какими кажутся на первый взгляд. Толпа фантастических фриков, выходящих из-за обложки книги, кажется жутковатой, от нее веет холодком других, незнакомых и, возможно, опасных миров. И эта опасность в полной мере материализуется в образе Красной Королевы, придуманном, впрочем, очень остроумно. Она выезжает на сцену под оглушительный бой барабанов в огромнейшем парадном платье. Но пышная юбка вдруг открывается, как дверцы кареты, и изнутри появляется маленькая рыжеволосая клоунесса с манерами разбойницы, перед которой все должны стоять на коленях, чтобы быть ниже ростом. Эта рубит головы направо и налево, так что, когда ей преподносят три белые розы (эту роль выполняют три балетных танцовщицы), очень скоро они окрашиваются красным, причем, создается ощущение, что не краской, а кровью.

Алиса6

Очнуться от этого морока оказывается просто: достаточно закрыть глаза и проснуться. Но вместе со страшной королевой и ее свитой пропадает и сказка. Так что вновь повзрослевшей Алисе остается только взять в руки книгу и снова «провалиться» в другую реальность. А зрителям — бежать скорее домой, чтобы последовать ее примеру. Потому что очень хочется, чтобы эта сказка продолжалась.