Знакомьтесь, театр! «Рыба Кива»

Все маленькие театры делятся на те, что мечтают стать большими, и те, которым и так хорошо. Последним важнее сохранить домашнюю атмосферу и искреннюю интонацию, чем собрать полный зал зрителей, а потому и общение с ними обычно ценишь выше. К ним относится еврейский театр кукол «Рыба Кива», о котором сегодня пойдёт речь.

"Когда бабушки были внучками"

Словно трубадуры, артисты театрика путешествуют с фестиваля на ярмарку, из детской библиотеки в детский клуб. Приезжают, куда позовут. Среди них нет профессиональных актёров, но зато каждый – музыкант. Потому на спектаклях «Рыба Кива» много и красиво поют,  играют на скрипке, клавишах, гитаре, укулеле, мелодике и других инструментах.  В репертуаре у театра всего две постановки: кукольная и теневая «Козочка Злата» по сказке Исаака Башевис-Зингера и ноябрьская премьера, «Когда Бабушки были Внучками», по произведениям, переведенным на русский язык с идиша в 20-70 гг. XX века.

"Козочка Злата"

«Козочка злата» напоминает рассказ Андрея Платонова «Корова», только кончается счастливо. Бедствующая в слишком теплую зиму семья скорняка посылает младшего Йошку продать старенькую козочку Злату. Но на пути в город мальчика с козой застаёт врасплох снежная буря. Йошка прячется со Златкой в стог сена и три дня проводит в нем, согреваемый теплом животного и питаясь одним только козьим молоком. В конце, конечно, он передумывает вести любимую Златку на убой, возвращается домой, где вновь разбогатевшая семья скорняка празднует традиционный еврейский праздник — Хануку.

"Когда бабушки были внучками"

На спектакле мгновенно проникаешься глубоким смыслом истории и немного согреваешься изнутри. Театральная форма тут не вполне обычная, а сюжет мало кому знаком заранее. В повествование вплетаются древние иудейские притчи и множество красивых песен под традиционную музыку. Две притчи решены с помощью театра теней, а в остальном спектакль кукольный. Хрупкие марионетки на верёвочках, домики из папье-маше на гончарном кругу, тёплый свет в крошечных окошках – настоящий театр ютится на столе на уровне детских глаз.

фото Саша Солдатова

Новый спектакль, «Когда Бабушки были Внучками», тоже сделан в основном в жанре театра кукол, но с вкраплениями пёстрой мультипликации: на заднике почти непрерывно показывают видеопроекцию «живого мультфильма», который актёры создают тут же под степенный рассказ или песни. Из песка под колыбельную об облачке вырастают образы детского сна, бумажные фигурки разыгрывают сказку про златовласую девочку, попавшую в плен к злой колдунье, а цветные кусочки пластика складываются в очертания слона, рыси и павлина в зоопарке. Что касается кукол, они, как и в «Козочке Злате», совсем крошечные, не больше человеческой ладони, но тоже очень разные, каждая со своей душой.

"Когда бабушки были внучками"

«Еврейский винегрет в 8 эпизодах», как его обозначили авторы, открывает маленьким зрителям и их родителям всё очарование еврейских местечек прошлого века. Этот мир населен собаками, стариками и детьми, тут поют грустные песни и влюбляются на всю жизнь. А на свадьбах звучит такая веселая музыка, что волна её поднимает марионеток в воздух и кружит-кружит-кружит до умопомрачения.

"Когда бабушки были внучками"

Для нового спектакля Саша Лунякова и её помощники расписали боковые декорации генеалогическим древом, где все портреты подписаны на идише. А ещё сделали и раскрасили большую книгу, где каждая страница достаёт новую историю из семейного сундука. Картинки эти, монохромные или наоборот, по-детски яркие и непосредственные, кажется, вдохновлены то наивной манерой Шагала и Пиросмани, то нервными и точными штрихами Тулуз-Лотрека, упражнявшегося в графике в парижских кабаре сто лет назад.

"Когда бабушки были внучками"

Словно калейдоскоп, осколки песен, сказочек и образов увлекают детей, но конечно, тут есть о чём подумать и взрослым, как это всегда бывает, как только речь заходит об истории израильской нации. Закончится спектакль демонстрацией на заднике реальных фотографий из семейного альбома – вот они, те бабушки, которые пели эти песни и слушали эти сказочки, когда сами были внучками, и которых теперь, скорее всего, давно уже нет.