Кто боится кролика Эдварда?

«Удивительное путешествие кролика Эдварда» (8+)

МХТ имени Чехова, реж. Глеб Черепанов

copyright by Ekaterina Tsvetkova

Детская литература, а с нею театр и кино, по взаимному сговору растят в детей в сказочном, идеализированном мире, и как правило, умалчивают о бедах и потерях, которыми полна настоящая жизнь. Редкие авторы не боятся ранить тонкую душу ребенка, потревожить его гармоничный внутренний мир, одна из них — американка Кейт ДиКамилло. В своей знаменитой книге «Удивительное путешествие кролика Эдварда» она прямо объясняет, для чего детям необходим опыт не только радости и счастья, но и грусти, печали и, что важнее всего — сострадания.

Герой сказки — фарфоровый кролик Эдвард поначалу живет припеваючи: у него есть любящая хозяйка, прекрасный костюмчик и даже собственные часы на цепочке. Он страшно тщеславен и самодоволен. Именно поэтому судьба в лице бабушки-колдуньи Пелегрины готовит для него суровые испытания: кролику предстоит оказаться на морском дне, на помойке, в компании бродяг и старой рыбацкой хижине, носить женское платье и торчать пугалом на огороде, чтобы постепенно сбросить с себя оковы самодовольства, научиться привязываться к людям, узнать, что такое любовь и как больно терять тех, кого любишь. В общем, чтобы в фарфоровом кролике проснулась душа, ему необходимо пройти через страдание и сострадание — такова мысль ДиКамилло. То же можно сказать и о современных детях, в целом счастливых и благополучных: на них работает целая индустрия развлечений, их забавляют, веселят, развивают интеллектуально, но при этом очень редко задевают действительно глубокие струны души.

Глеб Черепанов, поставивший «Кролика» в МХТ имени Чехова, побоялся до конца идти за автором и реализовать идею «театра детской скорби», придуманную лет 20 назад Анатолием Праудиным. Он щедро подстелил публике соломки. Если в книжке можно начинать рыдать уже в самом начале, где девочка теряет свою любимую игрушку в море — это ли не трагедия? — в спектакле этот эпизод сделан как увлекательное подводное погружение. В постановке вообще много забавных, смешных моментов, и всю первую часть зрители в голос хохочут. Самого кролика в исполнении молодого актера Александра Молочникова так и тянет охарактеризовать подростковым словом «прикольный». Этот хипстер в модных кедах и пиджачке, говорящий сэмплированным, электронным голосом — не антикварная игрушка, а вполне современный «мультяшный» персонаж, такого тинейджеры легко примут за своего.

Сценический язык тоже ориентирован на современных детей и подростков, которым гаджеты ближе, чем бумажные книги. В каждой сцене режиссер использует новую технологию — тут и виде-арт, и анимация, куклы и театр теней, кабаре и пластический театр. Настоящая энциклопедия театральных жанров и приемов в миниатюре! Но все же в спектакле остается место и для игры фантазии, для простейших сценических трюков, приучающих детей к театральной условности. Бушующее море тут изображают с помощью куска полиэтилена, а движение ночного поезда — миганием обычного ручного фонарика. Но чем ближе к финалу, тем аскетичнее делается постановка. Зацепив зрителей модерновыми технологиями, режиссер постепенно сводит их на нет, оставляя зрителей один на один с историей Кейт ДиКамилло, с фарфоровым кроликом, который через много лет, пройдя трудный путь взросления, обретает душу и возвращается к любимой хозяйке. Только вот успеют ли дети пройти этот путь вместе с ним?

В публикации использованы фотографии Екатерины Цветковой.